ROOTS FILM TV
Когда корни не растут - листья не распускаются!

Обмен информацией, идеями, советами, опытом!

Здравстуйте! Эта страница для всех, кто интересуется духовным и культурно-историческим наследием нашей Родины - все что во благо России, все что важно и имеет ценность для воспитания нового поколения - имеет огромное значение. Мне хочется поделиться со всем миром открытиями, сделанными мною за 10 лет работы в документальном кино - я встретила много прекрасных самоотверженных людей, посетила много исторических мест и надеюсь, что и впередь моя жизнь будет наполнена встречами с интересными, мудрыми людьми и что мне доведется посетить еще не мало прекрасных духовных мест, где с камерой в руках я смогу запечатлить увиденное мною для интересующегося зрителя. Но работать в одиночку нельзя! Потому я предлагаю обмениваться информацией и контактами - памятуя слова Святого Владыки Иоанна Шанхайского о создании Православного Общества, - мы можем попробовать уже сейчас организовать общность духовно близких людей, чья деятельность - чем бы она ни была выражена - направлена на христианское созидание.

Пишите мне по адресу m.reshetnikova@yahoo.com

СЕРДЕЧНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ ВСЕМ, КТО ПОМОГАЕТ В СОЗДАНИИ ПРОЕКТА!






Документалист Мария Решетникова

+

Записки безбюджетного кинопаломника.

Из материалов будущего документального многосерийного фильма 

"Вселенское Православие. 

Дорогами Святого Иоанна Шанхайского".

…Для меня каждая новая киноэкспедиция – это в первую очередь слезы моего сына. "Мамочка не уезжай!" – плачет он, видя как я собираю свои вещи и до последней минуты копирую мои фильмы на диски, клею на них самодельные обложки, пакую в безразмерный чемодан кассеты, подзарядки, батареи, штативы, фото- и видеокамеры, пакеты со святым маслом Владыки Иоанна для раздачи будущим собеседникам, папки с листовками, распечатками информации о каждом, с кем мне предстоит встреча в моем очередном кинопаломничестве. И всеже, конечно, всего знать и ко всему подготовиться я не могу. 

…  Сначала Ванечка старается делать вид, что не замечает моих переживаний, но вскоре его маленькие ручки обвивают мою шею, и он по-взрослому, утерев свои слезы, теперь уже утешает меня: "Не плачь! Все будет хорошо! У тебя все получится… Я вижу твое сердце!"

Слова эти открывают в моем уставшем теле второе дыхание, и я до пяти утра, пока не раздастся в дверь звонок шофера вызванного мною в аэропорт такси – готовлю куриный суп, жарю котлеты, стираю, сушу и раскладываю на каждый день моего отсутствия комплекты одежды для сына Ванечки. Что это? Чувство вины перед сыном и мужем? Тревога за них? Грусть? В дверях комнаты появляется муж. Он не спит. Не спит и сын: Мама уезжает!! Все кувырком. 

…В конверте на столе – деньги мне на расходы. Мое кинопаломничество не проносит никаких доходов. Мои тяжелые многочасовые съемки никто не оплачивает. 

"Сколько ты ещё будешь этим заниматься?" – безнадежно спрашивает муж. Он американец. Сочувствует моему проекту, но, конечно, устал от моего "многозатратного" для нашей семьи фильмопроизводства. 

   Ну что я могу ответить ему, себе, окружающим, которые доброжелательно советуют мне "перевести все на коммерческую основу"… Я ведь не против, но как? И пока этот риторический вопрос остается без ответа, – я вот уже 16 лет, благодаря лишь чуду, продолжаю снимать свое безбюджетное кино об истории Русского православного зарубежья. 

Проект Рожденные Русскими начался с моих любимых, красивых, удивительных стариков Ново-Дивеева. Почти все они уже ушли "домой" в лучший мир, и провожая их в этот последний путь, я и сама мудрела и старела, а со мною взрослел и мудрел мой кино-проект. Теперь он вырос из названия Рожденные Русскими, это узкое определение стало малό для того огромного многоцветного многонационального мира Вселенского Православия, который открывался мне, когда я читала о жизни Владыки Иоанна Шанхайского! Великий Святой Миссионер распахнул двери Европы и перед объективом моей камеры и помог мне увидеть широкий диапазон мирового православия!

От увиденного захватило дух, мне понадобилось много времени, чтобы усвоить огромное количество полученной в экспедициях информации, пережить в сердце все бесценные встречи с многоликими подвижниками наших дней!  

•••

Камеры не любят в аэропорту. Особенно, если они большие. И если к ним приложено  много разных непонятных таможеннику частей и деталей… "Разобрать чемодан, собрать чемодан…" Теперь все это богатство киночемоданчика, так старательно упакованное и утрамбованное мною – растерзанное на пакетики и сверточки лежит на таможенном столе. Во время проверки я всегда усердно молюсь. Пытаясь избежать длительных "шмонов" заранее раскладываю по карманам сумок и чемоданов с аппаратурой маленькие бумажные карточки с моими любимыми иконами – Знаменье и Владыки Иоанна. Всегда помогает!

"Что мадам собирается снимать в Европе?" – пытливо интересуется бельгийский офицер, разглядывая мой паспорт.

"Снимаю об истории русской православной церкви…" – честно отвечаю я. 

"У нас в Европе?" – удивленно спрашивает бельгиец.

Я не удивлена тем, что он не знает. Ведь еще год назад я сама почти ничего не знала про Вселенское Православие, а теперь вот стою в аэропорту Брюсселя, первого в моем европейском маршруте города, где столько лет молился и созидал Владыка Иоанн! Европейский период Жития Чудотворца прекрасно описан Бернардом Ле Каро в его книге о Святом, которую он бескорыстно предоставил для продажи во все православные церковные лавки мира! 

Лишенное "коммерческой основы" доброе участие Бернарда и других многонациональных почитателей Владыки Иоанна, помогло мне за две недели побывать в 15 городах четырех европейских стран, сделать съемки богослужений в 20 храмах, церквях и монастырях и записать на видеокамеру 50 интервью с теми, кто помнил Святого Владыку Иоанна при жизни, и с теми, кто узнал и полюбил Святой Дух Владыки уже в наши дни!

•••

Постепенно из номера в номер в "Заметках Безбюджетного кинопаломника" я расскажу подробно обо всех, с кем довелось мне встретиться на европейских дорогах. Благодаря идее "народного продюсирования", возникшей у меня от отсутствия средств, каждый, снявшийся в этом фильме, отчасти стал его продюсером или администратором. Что попросту означает – помощь в организации съемочных дней, составлении графика съемок, поиск возможных героев фильма, обмен необходимыми документами, архивами, фотоматериалами. А так же организация средств передвижения и места отдыха съемочной группы.  

Поясняю: оператором, режиссером, звуко-режиссером и корреспондентом в одном лице была я, а помогали мне все: от 20-летних православных румынок, приютивших меня в самом центре Парижа в 4 кварталах от легендарного Нотер Дама, – до почтенной графини Марии Николаевны Апраксиной, любезно пустившей меня в свой дом на 4 дня и щедро поделившейся со мной своими бесценными воспоминаниями о Владыке Иоанне, с которым много лет хорошо была знакома она и ее родители, особенно отец графини - Николай Котляревский, личный секретарь Барона Врангеля и один из основателей Храма-Памятника в честь Царя-Мученика в Брюсселе. 

Объединяющей силой "народного продюсирования" стало интернациональное почитание Владыки Иоанна Шанхайского. Любовь к нему совершенно незнакомых между собой людей воистину  творила чудеса! Но что самое замечательное: из всех этих ярких встреч особенно запомнились те, что никогда не были мною запланированы.

•••

…Пять дней съемок в летнем Париже начинали сказываться на моем слабом здоровье. Много времени уходило на перемещение из одного конца города в другой, а часто для съемок приходилось выезжать за город, ведь мне удалось посетить не только нынешний Леснинский  монастырь, но даже его старую территорию, где обитель изначально располагалась в послевоенные годы, когда Европейской Епархией руководил Владыка Иоанн. 

Спасибо многим русским эмигрантам, живущим в Париже, которые смогли отвезти меня во все эти удаленные загородные места, включая легендарный Версальский Кадетский Корпус, где Владыка Иоанн много лет воспитывал православную молодежь. Но на сам город, улицы которого так связаны с жизнью Святого, времени почти не оставалось. Что было делать? Каждый день на дорогу из пригорода Парижа в центр уходило не менее двух часов. Скопленные деньги стремительно заканчивались, а ведь впереди были ещё съемки в Женеве… 

   С Иоанной, румынской православной почитательницей Владыки Иоанна, меня заочно познакомил добрый ангел-путеводитель моего проекта Бернард Ле Каро. В переписке мы договорились с ней встретиться в Париже и вместе посетить матушку Одолию, вдову православного французского священника, с семьей которой много лет Владыка Иоанн очень дружил. Жила она в Версале, и после трёхчасового интервью мы возвращались в Париж на пригородном поезде уже за полночь, а дальше я должна была сделать пересадку на еще один загородный поезд, чтобы к 2 утра наконец-то попасть в дом, где мне предоставили ночлег. Ноги мои были стерты в кровь и распухли, ведь каждый день я снимала по 4-5 интервью и часто в разных городах. Узнав о моей ситуации, Иоанна тут же протянула мне карточку с номером телефона своей подруги. 

"Позвони ей завтра. Она поможет. Она живет в центре…" – сказала девушка.

"Неудобно! " – отказывалась я, она же меня совсем не знает.

"Она очень любит Владыку Иоанна. Ты делаешь о нем фильм. Это все, что ей надо знать о тебе…" – ответила Иоанна, оставила мне телефон, и наши жизненные пути разделились в многолюдной толпе парижского вокзала…

…Но помощь волшебной румынки Иоанны, принявшей крещение в честь столь любимого ею Владыки Иоанна, спасла мне жизнь и дала закончить все намеченные съемки в Париже.

Подруга Иоанны, Кристина, молодая, худенькая, как выяснилось детский врач психиатр, проживала в 4 кварталах от Нотер Дама. Впервые ночуя в самом городе и засыпая на уютном диване старинной парижской квартиры, я прислушивалась к звукам веселого ночного Парижа… Впереди были два дня съемок в центре без волнений о билетах  и расписаниях на загородные электрички! Больше не нужно толкаться с тяжелой камерой через набитые вагоны и глотать горстями обезболивающие, пытаясь заглушить режущую боль в желудке, которая, казалось, от утомительной длинной дороги только усиливалась с каждым разом. Ведь я тогда еще не знала, что опасно больна, что тошнотворные боли – это камни в желчном пузыре, и что один из камней, как потом установит хирург в Нью-Йорке, уже прошел в артерию и мог прорвать ее в любой момент. 

…Господь даст мне сил закончить съемки, не срывая ни одного намеченного интервью и подарит много прекрасных мгновений! Во время экспедиции я испытаю чувство родственности с совершенно незнакомыми мне людьми, которые ВСЕ, почитая Владыку Иоанна Шанхайского, каждый земной день спасались в молитвах к Святому, прося Его заступничества за них перед Господом!

…Последнее утро в Париже. Через час у меня еще одно интервью в этом городе. Воспоминания графини Марии Дмитриевны Татищевой – родственницы святого мученика генерала Ильи Леонидовича Татищева, убитого вместе с царской семьей в Екатеринбурге и канонизированного Русской Православной Церквью Заграницей в 1981 году.

«Если бы у Русского Царя было больше таких дворян, как Татищев, то не только не смогла бы революция оказать такого губительного действия на нашу Родину, но самой революции не было бы…» (Ф. Винберг)

   В тяжелые послевоенные годы голода и нужды графиня познакомилась с Владыкой Иоанном в загородном детском приюте, где, будучи молодой мамой совсем еще маленьких детей, она работала воспитательницей. Мария Дмитриевна обещала рассказать мне, как поздно вечером, почти ночью, Владыка приезжал в приют на загородной электричке, и всю ночь просиживали они за кухонным столом, обсуждая все проблемы и нужды маленьких приютян! "Для него не было мелочей, когда дело шло о детях!" – рассказывала она.

"Владыка был вкурсе всего и заботился о хлебе духовном и хлебе насущном для наших детей! Рано утром он служил литургию, все детишки получали Его Благословение, и он, не отдохнув не минуты, снова садился в загородный поезд, уезжая в Париж, где ждали его неотложные дела Епархии."

...Я не могу дождаться этой встречи в Соборе Святого Александра Невского на Рю да Рю. Графине Татищевой уже 94 года, и не смотря на почтенный возраст, она приедет для съемок в  фильме… И это чудо!

Размышляя о предстоящей беседе, я медленно просыпаюсь, готовясь к длинному дню, который должен закончиться  моим приездом в Женеву. Радушная хозяйка квартиры Кристина собирается на работу. Чтобы не мешать ей, я тихо лежу на диване гостиной полузакрыв глаза. Перед тем,  как открыть входную дверь, молодая румынская женщина возвращается в комнату и берет со стола пузырек с маслом от лампадки над мощами Владыки Иоанна. Она мажет им себе на лбу крест, прикладывается к лику иконы Святого и, осенив себя крестным знамением, – только  тогда уходит из дома. И это чудо! Слезы радости текут по моему лицу. Я случайно увидела таинство другого человека, но ведь это и мое таинство, так делаю я, покидая утром свой нью-йоркский дом и трепеща перед громадой непредсказуемой жизни, – крещу себя и сына святым маслом Владыки Иоанна, прося Высшие силы оградить нас от всякого зла: здесь мы, Господи, увидь нас, помоги нам!..

•••

Поезд прибыл в Женеву. Поздно. На перроне меня ждет автор единственной подробной и полной биографии Владыки Иоанна – Бернард Ле Каро! Не могу поверить своему счастью! Это для меня, документального исследователя, только начинающего изучать сложную историю православного зарубежья, как встреча студентки с классиком! Три дня кинопаломничества с самим мэтром, да еще Бернард согласился дать мне интервью! Рассказать про себя! И это чудо, потому что в этом хрупком деликатном человеке, в буквальном смысле слова бескорыстно подарившем миру свой 15-летний труд о Житии Святого Владыки Иоанна Шанхайского, – нет ни грамма меркантильности! Он совсем не на "коммерческих рельсах", он совсем "иной"... А может, только так и надо? Может, только так и честно писать о неземном?!

...Три дня в Швейцарии мы колесим по ухоженным просторам на пригородном поезде… Я эмоционально делюсь с Бернардом всем увиденным, зная, что он как никто поймет и оценит сделанное, порадуется тому, что удалось мне собрать в моих киноэкспедициях и он, как никто, подскажет, как поступить в непростых ситуациях – ведь таких было не мало во время съемок!

•••

…Не близкая дорога предстоит мне из центра Брюсселя в мужской монастырь "Всех Скорбящих Радость" Иконы Божьей Матери. Мария Николаевна Апраксина провожает меня у дверей своего дома со словами: "Раньше я частенько бывала там у отца Фомы, он большой почитатель Владыки Иоанна и Икона Святого у него в самом центре храма вместе с Иконой Божьей Матери всегда на виду!"

Я прощаюсь с моей гостеприимной хозяйкой до утра, так как знаю, что вернусь в Брюссель уже за полночь. В Радосте-Скорбященский монастырь я еду в канун дня прославления Владыки Иоанна – вечером 1 июля, так как сам день 2 июля почти всегда выпадает на будни, а среди недели народу в храмах почти нет, то День Святого Иоанна Шанхайского празднуется в церквях в ближайший к этому числу выходной. 

В монастырях службы идут каждый день. Заранее позвонив о. Фоме из Нью-Йорка, я получаю согласие на съемку праздничного Богослужения и не могу дождаться возможности записать воспоминания о. Фомы о встрече с Владыкой Иоанном.

   Машина несется среди бескрайних полей, вдали видны аккуратные домишки фермеров, и невозможно представить, что в этой сельской фламандской глубинке, где большинство местного населения ходит в католические храмы, – 30 лет может существовать не только православный храм,  но и полноценный монастырь, с активной братией, ежедневными Богослужениями, миссионерской деятельностью, многонациональным приходом до 500 человек выходцев из Греции, Румынии, России и Грузии и единственным на всю Бельгию православным кладбищем. А также с козьей фермой, производящей свой сыр и хлеб. Сегодня в монастыре проживают всего 5 человек, включая  самого о. Фому, и все постройки и убранство монастыря сделаны руками братьев. Главный Храм в честь  Иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радость" расписан талантливыми монахами и, похожий на большую русскую избу, напоминает дворец из сказок нашего детства. 

   С самого порога чувстуется, как глубоко тут почитают Владыку Иоанна! Неслучайно название монастыря стало одноименным с последним Храмом построенным в Сан-Франциско Святым. Приезжающего в обитель сразу встречает Его иконописный лик. 

…До начала вечерней службы оставалось всего несколько минут. На встречу мне по тропинке шел невысокий пожилой монах с ироничной улыбкой на добром лице. 

"Уж я думал вы не доберетесь до нашей глубинки… Народу сегодня не много. Будни," – весело, на прекрасном английском приветствовал меня о. Фома.

"Простите пожалуйста! " – начала извиняться я за опоздание.

"Ничего, ничего страшного, " – успокоил меня о. Фома, – "Я сказал сегодня Владыке, что же Вы ушли в лучший мир в будний день? От того так мало народу в церкви 2 июля в День его прославления, все приходят на выходные, а в сам день его кончины трудно на неделе народ собрать!"

"И что же Владыка ответил Вам?" – поддержала я шутку о. Фомы.

"Пока ничего!.."

Но недолго оставалось нам ждать ответа на этот шутливый вопрос. Одному только Господу Богу  и его Святым известно как выкладываются наши дороги к познанию неземных знамений. После торжественной вечерней службы, где песнопение шло на трех языках: фламандском, греческом и старославянском, – небольшая группа разнонациональных прихожан вышла на монастырский дворик. Люди с удовольствием давали мне интервью на камеру, рассказывая о братии и о. Фоме, которого очевидно все очень любили и уважали. Сам о. Фома принес своим прихожанам огромный круг свежего козьего сыра и со словами: "Вот последний, все уже раздали," – отдал монастырский подарок своим духовным чадам. 

   Становилось совсем темно. Чтобы успеть сделать съемки живописных пейзажей обители, я поспешила вслед за о. Фомой, который по-хозяйски обходил монастырское подворье, по ходу рассказывая, какими трудами создавался в этих фламандских полях православный монастырь, как малочисленной братии приходилось и  на молитву вовремя в храм поспеть, и о хлебе насущном и крыше над головой самим заботиться, да ещё полностью обеспечивать и содержать православный детский приют в Перу. 

   Чистота и ухоженность, заботливость и любовь святились во всем, к чему прикоснулись руки старательных и трудолюбивых монахов! 

   Козочки сжались в угол своего беленького домика, когда я приблизилась к ним с камерой.

"Неужели они так камеры испугались?" – удивилась я.

"Нет, это они с непривычки, женский голос не часто слышат, вот и боятся…" – пояснил о. Фома.

Стало совсем темно, и мы, уютно устроившись на веранде монастырской трапезной, приготовились записывать воспоминания о. Фомы о его встрече с Владыкой. Рассказ этот, трогательный и очень личностный, я не стану пересказывать своими словами, а перепечатаю его слово в слово с видеопленки для следующего номера. Скажу лишь, что несмотря на краткость этой встречи, Святой Владыка Иоанн глубоко изменил судьбу маленького фламандского мальчика… О. Фоме при встрече с Владыкой было всего 9 лет, но несчастье, постигнувшее его семью, Владыка Иоанн увидел своим прозорливым, пророческим оком и излечил душу мальчика, подав ему в утешение надежду и крепкую веру.

…И вот много лет спустя, в ночь с первого на второе июля, в день кончины и День Прославления Владыки Иоанна, тут в Православном монастыре Фломандии, носящем имя иконы Божьей Матери Всех Скорбящих Радость, одноименном с Храмом в Сан-Франциско, где покоятся ныне нетленные мощи Владыки, – в эту ночь о. Фома и я стали свидетелями ещё одного чуда Святого!

На первый мой вопрос: " О каких чудесах по молитвам Святому Владыке Иоанну вы можете рассказать?" – о. Фома не успел ответить, так как зазвонил мой мобильный телефон. Это был мой муж из Нью-Йорка.

Взволнованным голосом он сообщил: "Мы с Ваней только что чудом остались живы! В нашу машину боковым ударом врезался Джип, и наш микроавтобус сбросило с дороги. Ваня и я едем в больницу на скорой помощи… Он порядке. Напуган, но никаких травм. Только шишка на голове. А ведь удар пришелся в сантиметре от его сидения, и лобовое стекло все потрескалось, но осколки чудом не вылетели… Какое счастье, что ты оставила нам масло Владыки Иоанна и заставила меня крестить им себя и Ваню перед тем как я заведу мотор машины…"

   Без сил я опустилась на стул радом с о. Фомой. Я плакала. Он утешал меня, и оба мы испытывали удивительное чувство радости и благодарности за спасение моей семьи, а еще того, о чем обычно нельзя говорить вслух: ...ясное ощущение присутствия Владыки Иоанна среди нас в канун Его праздника, Его Прославления!

…Теплый летний день 2 июля, вторник. В Брюссельском Храме-Памятнике тихо. Я и Мария Николаевна, узнавшая о злоключениях моей семьи минувшей ночью, заказали настоятелю Храма Акафист Владыке Иоанну с благодарностью за чудесное спасение моего сына и мужа! 

У дверей распахнутой церкви появляется семья регента церковного хора. Они с чемоданами, готовятся уезжать в отпуск. Узнав о цели нашего визита и про аварию, произошедшую с моими родными, – регент, его жена и трое их детей решают остаться на Акафист Владыке Иоанну. И вот уже волшебные слова молитвы разносятся под купол Храма, где столько лет служил сам Владыка, и семь человек, сродненных любовью к Святому, объединились в этот будний день…  Без всяких предварительных договоренностей. "Случайно"!

После акафиста Мария Николаевна подвела меня к фонарному столбу рядом с воротами Храма. На нем была приклеена фотография подростка.

"Кто это?" – удивилась я.

"Ах, да вы же не знаете! " – спохватилась она, – "Это великая трагедия! Месяц назад этот многодетный милый регент случайно сбил этого мальчика, выезжая из-за поворота. Вот тут он погиб, и родственники повесили его портрет в память о нем… Это такая беда и для них, и для всей семьи нашего регента."

…Собирая чемодан и готовясь к поездке в Париж, я размышляла над произошедшей чередой удивительных "случайностей", когда из Нью-Йорка позвонил мой муж.

"Спасибо, что ты позвонила о. Георгию в Наяке и рассказала ему о нашем спасении! " – радостно воскликнул мой далекий от православия американский супруг, – "Мы с Ванечкой только что отстояли весь Акафист Владыке Иоанну!" – довольно добавил он.

   "Случайно" так вышло, с разницей во времени 5 часов между Америкой и Европой, что два Храма по разным сторонам океана, несмотря на будние дни, – служили Акафист Святому Владыке Иоанну 2 июля в День Его Прославления!

"А может, это ответ на Ваш вопрос Владыке?" – спросила я о. Фому после того, как по телефону рассказала ему о всех произошедших в этот светлый день "случайных совпадениях".

"Может, Владыка дал нам понять, что если мы захотим почтить Его память в Его день 2 июля, то никакие будни не станут нам помехой!? В этот раз нас в Храм на молитву привела Благодарность Святому за Чудесное спасение, а пришли бы мы в будний день, не случись с нами беда?"

О. Фома помолчал и тихо сказал: "Ну вот, ты сама все объяснила…"

•••

… Храм Святой Варвары в Веве был построен и освящен в 1866 году. В XIX веке этот приморский городок был среди русской аристократии популярным курортом, где бывали, среди прочих, П. А. Вяземский и Ф. М. Достоевский. Желание построить храм в этой местности возникло у приезжавших из России ещё в середине XIX века.

Я приехала сюда в самый последний день моих съемок в Европе. В необыкновенно красивой и величественной старинной церкви шла воскресная литургия.

"Я не могу больше вас задерживать! Вы и так уже из-за меня пропустили половину службы, " – извинялась я перед местным дьяконом отцом Клодом Лопез, который с чувством глубокой любви и знания русской культуры и истории, рассказывал мне про свой путь в Православие. 

"Это последний день вашего кинопаломничества в Европе по местам любимого и глубоко почитаемого мною Святого Владыки Иоанна… Завтра вы уже будете в Нью-Йорке. Жаль конечно, что я "случайно" узнал о вашем фильме только вчера и нет времени на другую встречу с вами. Мне говорил о вас 

о. Фома, но я не знал, что увижу вас тут, в Храме."

"Я и сама не знала… В этот город мы изначально с Бернардом не планировали заезжать! Но ваше имя упомянула вчера в интервью прихожанка вашего храма Ольга Андреоли, когда рассказывала про свои встречи с Владыкой Иоанном… Я сказала ей, что снимаю не только тех, кто знал Святого Иоанна при жизни, но и тех, кто проникся его Животворящим Духом уже в наши дни. Она предложила встретиться с вами, сказав, что многие иконы Владыки выжжены вами по дереву… Тут я вспомнила, что уже слышала ваше имя от о. Фомы и поняла, что надо приехать в Веве."

"Я приготовил вам подарок за ваше усердие… Милостью Божьей я иногда получаю частички мощей Святых и всегда стараюсь делиться ими… Этот срез волос Владыки Иоанна был сделан  в момент переоблачения Святого несколько лет назад и подарен мне знакомым Епископом. Теперь и у вас будет частица его мощей!"

… С нескрываемым волнением я развернула салфетку и достала маленькую деревянную шкатулку, такую крошечную, что даже мои женские пальцы могли с трудом ухватить миниатюрную крышечку и открыть ее. "Как же он вырезал такое чудо," – подумалось мне, когда я открывала прекрасный подарок. На дне волшебной шкатулочки, залитый прозрачным воском, лежал седой волос Святого! Какое чудо! Спасибо, Владыка!

•••

В шумном Женевском аэропорту меня ожидали очередные испытания. Таможенники вытряхивали из плотно упакованных сумок с аппаратурой все мои бесценные кассеты с отснятым на них в трех странах фильмом… Но этого им было мало. Схватив меня за рукав, толстый начальник таможни потащил меня к эскалатору. 

"Езжай вниз! Там поставим твою пленку еще раз на конвейер!"

Слезы просто вырвались из моих глаз. Самолет улетал через 15 минут, и я чувствовала, что эта таможенная волокита быстро не кончится.

Оставшись одна в нижнем этаже, я дожидалась своего мучителя… Но вдруг, о чудо, толстун появился по другую сторону стеклянных дверей и, отчаянно размахивая короткими ручками, давал мне знать, что не может попасть на мою половину… Он требовал, чтобы я топала ногами перед электронными дверьми, в надежде, что они отреагируют и откроются перед ним. Я покорно исполнила его требования. Но двери не открывались. Поняв, что он сам загнал себя в тупик, толстяк бросился к наружным дверям аэропорта, где красовалась взлетная полоса – другого пути назад в залы ожидания у него попросту не было.

Не теряя времени зря, я с камерой, кассетами и штативом бросилась вверх по лестнице к терминалу, из которого отправлялся на Нью-Йорк мой самолет. Посадка уже заканчивалась. Молодой сотрудник авиакомпании, увидев мое растерянное лицо, схватил мои сумки и втолкнул меня в двери самолета. За спиной я слышала, как он оправдывал меня, объясняя дотошному коллеге, что начальник таможенной охраны уже все у меня проверил, а сейчас его самого нет, так как он ушел по делам…

В иллюминаторе самолета под лучами яркого дневного солнца блестело божественное голубое небо. Я разжала ладонь, открыла волшебную женевскую шкатулочку и припала губами к святым мощам Владыки. Спасибо тебе, Господи, за все "случайности", которые ты нам посылаешь! Дай мне чуткости сердца и прозорливости души никогда не пропустить "случайно" посылаемые тобою чудесные знаки, меняющие наше сознание и открывающие двери в мир твоих земных помощников и подвижников, рассеянных в многонациональных просторах вселенского православия!

В следующих номерах читатель подробно познакомится со всеми героями будущего фильма и их историями, которые я представлю отрывками из записанных мною интервью. Среди 50 участников документальных съемок такие удивительные собеседники, как Митрополит Каллистос, православные палестинские сестры Благовещенской обители в Лондоне, основатель и настоятель Храма Святого Иоанна Шанхайского в Колчестер – англичанин и православный священник о. Андрей Филипс, французский православный историк Бернард Ле Каро, графиня Мария Николаевна Апраксина, Владыка Михаил Женевский, фломандский иеромонах о. Фома, сестричество Леснинской обители под Парижем, воспоминания Графа Мусин-Пушкина и сербского священника о. Миленко Зебич о встречах с Владыкой, а также православной француженки матушки Одилии, и рассказы румынских почитателей Владыки Иоанна, интервью с женевским дьяконом Клодом Лопез и десятками других православных Европы, поделившихся со мной своими бесценными воспоминаниями о Владыке Иоанне и глубоким почитанием и любовью к Святому Чудотворцу нашей современности.






Website Builder